Секреты управления

Страсть в информационных технологиях

Майндмэп в презентациях

Почему одни программы нравятся нам больше других, даже если проигрывают конкурентам по каким-то техническим параметрам? Почему у Apple так много преданных поклонников – и так же много яростных противников?

Мне кажется, всё дело в страсти.

Как люди обычно сравнивают два продукта? В первую очередь все думают об объективных критериях – сколько памяти, какой размер дисплея, столько форматов поддерживает устройство. Но, на мой взгляд, как раз в оценке объективных параметров мы чаще всего и расходимся.

Кто-то скажет, что большой дисплей на телефоне хорошо, а кому-то он великоват, не влезает в карман. Кому-то чем больше памяти, тем лучше, а для кого-то это сокращение времени работы батарей и потраченные без толку деньги.

Как только мы разбираем предмет на «объективные» детали, он теряет целостный смысл, а значит, пропадает единственный разумный критерий оценки. Любая оценка становится бессмысленной. Очевидно, что субъективная оценка в любом случае лучше, чем бессмысленная.

Я думаю, человек может быть удовлетворен чем-то, только если испытывает истинную, незамутненную мыслительной активностью страсть, направленную не на саму вещь (что очень важно!), а на то ощущение, которое она дает. Наша потребительская, эстетическая, духовная страсть удовлетворяется вещами в целом, а не частностями – пикселями, гигабайтами или другими критериями. Те, кому удается сделать вещь, которая удовлетворяет нашу страсть, вызывают у нас восторг и ничем не замутненную радость.

Правы те, кто обвиняет горячих сторонников какого-либо бренда в религиозной преданности. В тех ощущениях, которые дает вещь, вызывающая страсть, всегда есть что-то религиозное. Люди, преданные бренду, видят в нем что-то надматериальное, некое идейное начало, которое дает им ощутить нечто существенно большее, чем материальный эффект от потребления вещи. Это форма духовной привязанности. Понятное дело, люди, получившие это ощущение, с определенным сожалением смотрят на тех, кому оно неведомо. А эти последние воспринимают это сожаление как форму надменности и чванства, что их оскорбляет и вызывает у них яростное желание приземлить «несчастных идиотов», витающих в облаках. Как они это делают? Правильно: раскрывают им глаза через «объективные показатели». Такие попытки, увы, обречены на неудачу. Примерно так же, как рассуждения материалистов о Боге мало волнуют верующих людей.

Чтобы продукт имел успех, страсть должна быть по обе стороны его жизни: и на этапе создания, и в процессе потребления. Продукт, сделанный бесстрастно, скучен по определению и не может вызвать прилив страсти у пользователей.

Можно ли сказать, что понятие страсти относится только к массовым продуктам? Конечно, нет. Мы привыкли считать, что для корпоративных продуктов всегда применяются объективные критерии выбора. Но как-то при обсуждении одного из компонентов нашего корп. решения, которое не очень хорошо продавалось, один из европейских коллег высказал довод, что оно просто «not sexy». Функционально продукт хорош, делает всё, что нужно – но просто «not sexy». И все с этим согласились!

Стиль, красота, гармония активно проникают в информационные системы. Красивые решения берут корпоративные бастионы даже тогда, когда они далеко уступают устоявшимся лидерам в специфической функциональности. Происходит это потому, что в последнее время произошла смена поколений в среде управленцев. Новые люди выросли в эпоху персональных компьютеров, поэтому считают себя достаточно квалифицированным для самостоятельного выбора информационных систем на рынке. Они выбирают субъективно. Они выбирают «страстные» корпоративные решения.

Если вы отвечаете за разработку чего-либо, пройдитесь по своему офису и посмотрите, кто как работает. Если у интерфейс-дизайнера не горят глаза, если на совещаниях не бывает бурных споров и конфликтов, если ваши сотрудники не вешают продуктовую атрибутику везде в офисе, то у вас большие проблемы: страсти нет. Мир жаждет страсти, и ваша задача – воплотить эту страсть в ваших продуктах.

Арам Пахчанян, вице-президент ABBYY. Арам, одноклассник Давида, пришел в ABBYY в 1993 году на позицию технического писателя, а в 2004 стал вице-президентом компании. Долгое время был директором департамента продуктов для ввода данных. Под руководством Арама многие решения были успешно внедрены не только в России, но и в других странах и получили признание во всем мире. Сегодня Арам является директором школы «Айб» в Ереване, которая стала центром коренной модернизации образования в Армении.